Новости

ВСЕ НОВОСТИ

Социальные сети




Раздел: Общество

Пленница болотной зыби

  • Четверг, 12 Октябрь 2017 13:27
  • Прочитано 797 раз
  • Печать
Пленница болотной зыби Фото автора

Шепчут листья несмело
Об осенней беде.
К дальним кочкам, умело,
Вброд по тёмной воде.
Там, на мхах на белесых,
Словно как напоказ,
Даром щедрого леса
Клюква радует глаз.

 

Окрашенный в защитный цвет автомобиль лихо несётся по трассе. Мелкая дрожь сотрясает кузов не очень-то комфортабельного экипажа. За узкими окнами мелькают пожелтелые октябрьские лесополосы, только-только скинувшие с себя пепельный утренний сумрак.

В машине нас десять: двое в кабине водителя, остальные в теплушке. Махнув из Городца ещё затемно, мы уже час как в пути, а до конечной цели нашего путешествия – клюквенного урочища – ещё далеко.

Экипировка отвечает цели похода. Множество корзин, лукошек, разноцветных пластмассовых вёдер частью покоятся в рундуках, частью просто стоят на полу в ожидании будущего урожая. Нет нужды говорить, что люди одеты соответствующим образом. Кроме того, у всех – высокие резиновые сапоги: знатоки предупредили, что клюквенная низина сплошь залита водой.

Но вот относительно спокойная езда заканчивается. Машина круто берёт влево – и начинает переваливаться с ухаба на ухаб по разбитому вдрызг просёлку. В тех случаях, когда водитель не успевает вовремя притормозить перед препятствием, все мы с дружным «ух!» и «ай!» подпрыгиваем со своих насестов. Вырвавшиеся на волю вёдра и корзины, прискакивая, ровно мячики, свободно путешествуют от стены к стене.

Просёлок ныряет в лес, отнюдь не убавивши от этого в количестве ям и ухабов. Только ветви деревьев с противным визгом начинают царапать по обшивке. Машина сбавляет ход, отчего начинает казаться, что мы едем уже целую вечность. Хмурые чащобы тянутся и тянутся по обеим сторонам дороги. Лишь изредка расступаются хвойные стены, открывая взору полузаброшенные, сокрытые в лесах глухие деревеньки. Удивительно: как живут люди в таких медвежьих углах?!

Деревушки мелькают и, словно смутный сон, проплывают мимо. Лес опять подступает к дороге – и вновь еловые лапы трутся о стёкла окон. Кто-то рассказывает, что селились тут преимущественно старообрядцы, хоронясь в глухомани от притеснения светских властей.

Словно бы вызванный этим разговором, за окном появляется большой заброшенный монастырь с высоченной колокольней. Он стоит, возвышаясь над окрестными лесами, как будто вконец обнищавший, но так и не утративший сословной спеси аристократ презрительно смотрит поверх голов обступивших его кредиторов.

Начинается последний, наиболее сложный участок пути…

Автомобиль тормозит, останавливается, сдаёт назад; надсадно урча, обрывая грунт с мшистой колеи, заползает на обочину. Всё! Дальше технике ходу нет. Пару километров придётся идти пешком.

Разобрав порожние вёдра и корзины, мы вылезаем из кузова на землю, покрытую палой листвой. Тут же проводится краткий инструктаж: не разбегаться, не отставать, держаться всем вместе, ибо места здесь глухие, малопосещаемые. И скорее в путь: осенний день короток!

Да, действительно, по таким дорогам ездить разве что на танке! Немудрено, что даже армейский вездеход здесь спасовал. Поросшие изумрудными мхами колеи местами по пояс взрослому человеку, а кое-где ещё и заполнены водой. Примерно через полкилометра пути исчезают и они. Дорога превращается в едва заметную тропинку среди дремучего леса. Любопытно, а медведи здесь водятся?

Огромная котловина, уходящая к далёкому горизонту. Хмурое небо, отражающееся в неподвижной воде. Разбросанные средь неё кочки, увенчанные засохшими, похожими на призраки лесинами. Мрачный пейзаж слегка скрашивается одетыми в яркие мхи склонами котловины, кое-где густо поросшими брусничником. Но пора брусники уже отошла.

Знатоки успокаивают: болото не топкое, но всё же нужно двигаться поосторожнее и держаться кучнее, ибо вода и кочкарник тянутся на многие километры.

Рассыпавшись по облюбованным кочкам, наша компания с головой уходит в процесс сбора. Первые горсти клюквы мягко раскатываются по донышкам корзин. Обобрав один островок, люди переходят к другому, и слой рубиновых шариков поднимается по таловым стенкам выше и выше…

Осенняя природа преподносит один из своих сюрпризов. Пелена хмурых облаков неожиданно разрывается, обнажая ярко-голубое небо. Лучи низкого октябрьского солнышка озаряют всё вокруг – и местность буквально преображается. Тёмная вода приобретает карий оттенок. Влажные кочки начинают сверкать, будто сундуки, усыпанные хрусталём. И сами ягоды клюквы кажутся сейчас россыпями алых драгоценных камней, выложенных напоказ в заповедном уголке.

К сожалению, это продолжается недолго. Вновь свинцовая поволока набегает на лазурь – и местность опять приобретает дикий и печальный вид…

Мы берём ягоду часа три. Но и этого хватает за глаза: и набрать клюквы, и устать, как собаке. Сбор превращается в каторжный труд, когда нужно ходить в студёной осенней воде и дуть на покрасневшие, распухшие пальцы. Не присесть, не припасть на колено, всё труднее разгибать усталую спину. Но и клюква, которую можно было поддевать с её сырых лежанок целыми пригоршнями, заметно копилась, прибывала в вёдрах и лукошках. С изрядным уловом оказались даже самые ленивые из нас. И долго кричала вослед нам, уходящим восвояси, какая-то болотная птица…

Обратная дорога была гораздо прозаичнее. Никто уже не вёл никаких споров. Почти вся компания, усталая и продрогшая, дремала, примостившись на тряских откидных диванчиках, пока за окнами, в быстро сгущающихся синеватых сумерках проплывали безрадостные осенние ландшафты, мелькали затеплившие окна деревни и посёлки…

Несмотря на страшную усталость, об этом дне я ни разу не пожалел. Дикий, но по-своему прекрасный мир болот приоткрыл завесу над одной из своих сокровенных тайн, имя которой – клюква, вечная пленница болотной зыби.

Словно истомившуюся в постылой неволе сказочную царевну, привёз я в дом эту красну девицу, чтоб стала она истинным украшением праздничного новогоднего стола.

Михаил ЗЕВЕКЕ

Другие материалы в рубрике Заметки натуралиста

  • Невидимки еловых боров

    Блёклый луг дождём осенним вымок,
    И леса завалены листом.
    Я иду на поиск невидимок,
    Что в чапыгах водятся гуртом.
    Где стеной смыкаются туманы,
    В елово-берёзовой глуши,
    Схоронившись, словно партизаны,
    Прячут в листьях шляпки черныши.

  • Глухие ропоты дождей

    Долгожданный месяц август вновь пришёл на городецкую землю. Однако гриба в лесах – кот наплакал. И это после прошлогоднего изобилия, сделавшего чрезвычайно разборчивыми и последних дилетантов!

  • Куличок с ноготок

    Жаркие лучи солнца заливали округу. Шли последние дни мая, и жизнь, вернувшаяся на волжские берега, бурлила во всём своём многообразии. Истошно орали тёмноголовые мартыны, с криками кружились в поднебесье сизые чайки, а ещё выше, над ними, парил в восходящих потоках воздуха чёрный коршун.

  • Весенние барабанщики

    Вот и апрель пожаловал в наши края. Теплеет день ото дня. Бездонное и безоблачное небо над головой. Развезло просёлки, обнажилась тёмная, раскисшая пашня, разнежилась, томно парит под яркими апрельскими лучами. Лишь кое-где, в тени, лежат островки ноздреватого, умирающего снега…

  • Последний оплот

    Здесь сосны и ели выше
    Иных человечьих душ.
    Авдеевский лес всё слышит:
    Не бог весть какая глушь!
    Мудрейший ведун-целитель.
    Простяга – с любым на «ты»,
    Авдеевский лес – хранитель
    Гармонии красоты...

  • Еловая синица

    Вот и ноябрь, угрюмое предзимье. То прояснеет небосвод, прихватит поблёкшие травы лёгким сереб-ристым морозцем, то набегут низкие тучи, повалит густыми хлопьями мокрый снег, незаметно переходящий в моросящий промозг-лый дождь. Кончится дождь, воцарится безветрие, повиснет над лесами холодный осенний туман…

  • Под золотой напев листвы

    Сосновая посадка насквозь пронизана солнцем. Мягкие янтарные блики дремлют на хвое. Увядающие конуса берёз золотой насечкой вкраплены в тёмную зелень толпящегося поодаль взрослого сосняка. Палые листья медленно плывут в воздухе, беззвучно оседая на поникшие травы.

  • Новосёлы замшелых пней

    Опята вновь седлают пни,
    Гурьбой лесины покоряя,
    И всё прозрачней, звонче дни,
    В тепле, однако же, теряя.
    Печальный лист осин дрожал,
    И лес ещё зевал спросонок,
    А я в руках уже держал
    Трофей осенний – гриб-опёнок.

  • Барсучок

    Ненастное и прохладное лето, достигнув своего календарного апогея, тихо пошло на спад. И, словно бы желая наверстать упущенное, природа подарила несколько ясных, погожих дней… 

  • Рождённые в колыбели

    Тёплый, погожий денёк. Тихая, нежащаяся под солнцем старица – прибежище всевозможной околоводной живности: от ужей и лягушек – до хозяйственных ондатр, возводящих в дальних её уголках хатки из стеблей рогоза. Но больше всего здесь птиц. Летают, плавают, шныряют по зарослям, поют, кормятся, строятся, выясняют отношения. Гармония дикой природы, особенно если наблюдать это с приличного расстояния…

Читай газету первым

Оформи электронную подписку

Политика и власть

Общество

Живёт село

Дети - наше будущее

Заволжье сегодня

Культура и туризм

Люди

  • 4 сентября 2018 года исполнилось 115 лет со дня рождения В.А. Мануйлова (1903-1987), советского литературоведа, мемуариста, сценариста, профессора, доктора филологических наук. Он известен, прежде всего, как пушкинист и лермонтовед, автор более сорока книг и двухсот научных и популярных статей в журналах, сборниках и альманахах.

  • Первый учитель, за этими простыми словами стоит большая любовь к своему делу, преподавательский долг и целая жизнь, посвящённая детям. Настоящий учитель учит ребёнка не только русскому языку и математике, но и умению найти себя в этом сложном мире. Учитель должен быть умным и понимающим, добрым и строгим, открытым и мудрым.

  • Летний вечер, уже стемнело, на город опустилась прохлада. Я возвращался с прогулки. Возле стадиона увидел, как несколько человек прощаются друг с другом. До моих ушей донеслась странная фраза: «Привет, Мадагаскар!», и двое перешли дорогу на мою сторону. В одном из них я узнал художника Виктора Ануфриева.

  • Рубрика: Вечер памяти

    Пятого августа 2017 года скончался нижегородский журналист, заслуженный работник культуры Российской Федерации, Почётный гражданин Городецкого района Сергей Петрович Чуянов. В первую годовщину этой даты в музее «Дом графини Паниной» состоялся вечер памяти.

  • Рубрика: Земляки

    Не перестаю удивляться, насколько богата Городецкая земля замечательными мастерами, творческими людьми, способными своими руками создавать и творить поразительную красоту. Сегодня мы представляем доброго и талантливого человека, мастера резьбы по дереву, поэта, участника палеонтологических и исследовательских экспедиций Юрия Куваева.

Спорт