Новости

ВСЕ НОВОСТИ

Социальные сети




Раздел: Общество

Невидимки еловых боров

  • Понедельник, 15 Октябрь 2018 14:08
  • Прочитано 118 раз
  • Печать

Блёклый луг дождём осенним вымок,
И леса завалены листом.
Я иду на поиск невидимок,
Что в чапыгах водятся гуртом.
Где стеной смыкаются туманы,
В елово-берёзовой глуши,
Схоронившись, словно партизаны,
Прячут в листьях шляпки черныши.

Октябрьский лес пуст, угрюм и неприютен. Деревья, словно в немой мольбе, подняли обнажённые ветви к низкому серому небу. А опавшая листва лежит на земле сплошным бурым покрывалом. Отмершие, сброшенные за ненадобностью одеяния растений уже не шуршат под ногой. После прошедших дождей они изрядно напитались влагой. 

Жутко, непривычно проходить знакомыми местами – и не узнавать их: так меняется лес после листопада! Ни ветерка, ни шороха, глухая, давящая на уши тишина. Ни майского стоголосья пернатых, ни июльского звона осатаневшего гнуса, ни сентябрьской суеты птичьих выводков. Кто – слинял в дальние страны, кто – забился в щели и дупла, кто – подался поближе к человеческому жилью. Лишь вечный лесной отшельник, чёрный дятел-желна, ненароком вспугнутый со ствола старой ели, с недовольными криками удаляется вглубь боров неуклюжим ныряющим полётом.

В этот скудный на грибные урожаи год природа решила напоследок побаловать любителей тихой охоты. И они, очертя голову, ринулись в леса, где неожиданно начали плодиться чёрные грузди. Ельники с примесью берёз – излюбленная их обитель. Именно там нужно искать невидимок, в своём умении хорониться перещеголявших даже таких мастеров, как боровики и маслята. Идеальный камуфляж, приземистость, умение навьючивать на себя вороха палой листвы – всё это делает грузди практически неуловимыми. Можно стоять в метре от гриба – и в упор не видеть хитрое создание. Но люди, с детства бродящие по лесам, выработали стратегию поиска, дающую блестящие результаты.

Заброшенная лесная дорога приводит в ложбинку, слегка затянутую стылым осенним туманом. Летом тут, меж пучками жёсткой травы, попадались сногсшибательные экземпляры подосиновика. Но эти грибы уже отошли в небытие. А вот здешняя еловая чапыга – местечко груздёвое!
Пресловутая палка грибника сегодня – отнюдь не дань моде, а предмет первой необходимости. В такую погоду ворошить лесную подстилку голыми руками – занятие малоприятное. А вот вооружившись сухой клюкой, куда как удобно, не сходя с места, проверять подозрительные холмики и бугорки.

Первый груздь я нахожу, лишь когда зрение адаптируется к сумраку ельника. Вот он, высунул полшляпки из-под замшелого пня, напоминающего присевшего отдохнуть лешего. Но бросаться к нему я не спешу: где один, там и другие. Если сейчас присесть на корточки, то станет видно, что почва вокруг вздыбилась бугорками. Я готов держать пари, что там хоронятся меньшие грибные братья, пока их атаман стоит в дозоре.
Подобравшись поближе, ворошу палкой обнаруженные холмики. Маленькие, упругие завитки появляются на свет божий из-под прелых перин.
– Ну что, господа, пожалуйте в корзину-с! – и первые лесные трофеи плотным слоем покрывают плетёное ивовое дно.

Зигзагами, стараясь ступать легко и осторожно, продвигаюсь я ельником, выискивая хитро замаскировавшиеся стайки чернышей, обитателей хмурого октябрьского леса.
Увлекательный поиск заканчивается, когда ельник упирается в мшистую низину, заросшую густым кустарником. Но стоит лишь завернуть в обратном направлении, делая петлю на десяток метров глубже – и всё возобновляется вновь. Словно челнок в ткацком станке, сную я по угрюмому еловому древостою, хрустя попадающимся под ноги валежником.

Хорошо, что не пришлось рыскать в поисках других мест! Небольшой участок леса заплатил весомую дань: средних размеров корзина полна доверху плотно уложенным груздём.

Посмотрев на часы и припомнив автобусное расписание, я подхватываю плетёнку с трофеями под локоть и, выскочив на дорогу, широкими шагами поспешаю к опушке.

Оцепенелая зябь полей, уходящих к горизонту. Серая стерня с попавшими в её колючие объятия залётными листьями. Унылое, готовое вот-вот заплакать небо над городецкой землёй. Такая печальная картина! Но вон там озимый клин густо зеленеет цветом новой жизни, которая не погибнет и под белым саваном, что запеленает эти места в недалёком будущем.
Что-то происходит и с глухой тишиной. Какие-то звуки, тихие, нежные, с детства знакомые витают в прохладном воздухе.
Я подхожу ближе и вижу, что на развесистой, усыпанной алыми гроздями рябине, что стоит за деревенскими избами, мирно пересвистываясь, пирует стайка доверчивых красногрудых птах. Снегири! Воистину, жизнь не покинула этих мест!

Октябрь 1983 года – ноябрь 2002 года

Михаил Зевеке
Фото автора

Другие материалы в рубрике Заметки натуралиста

  • Глухие ропоты дождей

    Долгожданный месяц август вновь пришёл на городецкую землю. Однако гриба в лесах – кот наплакал. И это после прошлогоднего изобилия, сделавшего чрезвычайно разборчивыми и последних дилетантов!

  • Куличок с ноготок

    Жаркие лучи солнца заливали округу. Шли последние дни мая, и жизнь, вернувшаяся на волжские берега, бурлила во всём своём многообразии. Истошно орали тёмноголовые мартыны, с криками кружились в поднебесье сизые чайки, а ещё выше, над ними, парил в восходящих потоках воздуха чёрный коршун.

  • Весенние барабанщики

    Вот и апрель пожаловал в наши края. Теплеет день ото дня. Бездонное и безоблачное небо над головой. Развезло просёлки, обнажилась тёмная, раскисшая пашня, разнежилась, томно парит под яркими апрельскими лучами. Лишь кое-где, в тени, лежат островки ноздреватого, умирающего снега…

  • Последний оплот

    Здесь сосны и ели выше
    Иных человечьих душ.
    Авдеевский лес всё слышит:
    Не бог весть какая глушь!
    Мудрейший ведун-целитель.
    Простяга – с любым на «ты»,
    Авдеевский лес – хранитель
    Гармонии красоты...

  • Еловая синица

    Вот и ноябрь, угрюмое предзимье. То прояснеет небосвод, прихватит поблёкшие травы лёгким сереб-ристым морозцем, то набегут низкие тучи, повалит густыми хлопьями мокрый снег, незаметно переходящий в моросящий промозг-лый дождь. Кончится дождь, воцарится безветрие, повиснет над лесами холодный осенний туман…

  • Пленница болотной зыби

    Шепчут листья несмело
    Об осенней беде.
    К дальним кочкам, умело,
    Вброд по тёмной воде.
    Там, на мхах на белесых,
    Словно как напоказ,
    Даром щедрого леса
    Клюква радует глаз.

  • Под золотой напев листвы

    Сосновая посадка насквозь пронизана солнцем. Мягкие янтарные блики дремлют на хвое. Увядающие конуса берёз золотой насечкой вкраплены в тёмную зелень толпящегося поодаль взрослого сосняка. Палые листья медленно плывут в воздухе, беззвучно оседая на поникшие травы.

  • Новосёлы замшелых пней

    Опята вновь седлают пни,
    Гурьбой лесины покоряя,
    И всё прозрачней, звонче дни,
    В тепле, однако же, теряя.
    Печальный лист осин дрожал,
    И лес ещё зевал спросонок,
    А я в руках уже держал
    Трофей осенний – гриб-опёнок.

  • Барсучок

    Ненастное и прохладное лето, достигнув своего календарного апогея, тихо пошло на спад. И, словно бы желая наверстать упущенное, природа подарила несколько ясных, погожих дней… 

  • Рождённые в колыбели

    Тёплый, погожий денёк. Тихая, нежащаяся под солнцем старица – прибежище всевозможной околоводной живности: от ужей и лягушек – до хозяйственных ондатр, возводящих в дальних её уголках хатки из стеблей рогоза. Но больше всего здесь птиц. Летают, плавают, шныряют по зарослям, поют, кормятся, строятся, выясняют отношения. Гармония дикой природы, особенно если наблюдать это с приличного расстояния…

Читай газету первым

Оформи электронную подписку

Политика и власть

Общество

Живёт село

Дети - наше будущее

Заволжье сегодня

Культура и туризм

Люди

Спорт