slide5 slider2 slide3 slider1

В условиях коронавируса: о работе больницы и льготных лекарствах

Редакционный проект «Мы родом из детства, в котором война…»

Городец стал победителем Всероссийского конкурса «Малые города и исторические поселения-2020»

День древнего города

Новости

ВСЕ НОВОСТИ

Социальные сети




Интерактивная карта нацпроектов

Рубрика:
Раздел: Люди

Ракетчик, как пионер, – всегда готов!

  • Пятница, 17 Июль 2020 11:38
  • Прочитано 668 раз
  • Печать
Ракетчик, как пионер, – всегда готов! Фото автора

Так и стоит перед глазами: начало 80-х годов, залитый февральским солнцем спортзал школы № 7, к военруку для доклада подходит, звонко печатая шаг, стройный кудрявый мальчик. Это неизменный командир нашего отряда на конкурсе строя и песни Миша Васильев.

И вот спустя десятилетия всё ещё стройный, но уже не с такой шикарной шевелюрой, подполковник в отставке Михаил Германович Васильев встретился мне на городецкой улице Крупинова. Три года назад он вернулся в родной город после долгого перерыва.

Осознанный выбор – быть офицером

В начале перестройки карьера офицера ещё казалась старшеклассникам вполне престижной. Недостатка в желающих поступить в военное училище не было. По крайней мере половина мальчишек из нашего класса планировала после школьного выпускного примерить курсантские погоны.

Но поступили далеко не все, кто-то бросил учёбу на первых курсах, кто-то покинул армию вскоре после окончания училища. Времена начались смутные – Горбачёв объявил масштабное сокращение Вооружённых Сил. Великий и могучий Союз распался на тогда ещё вполне братские независимые рес-публики. И тысячи офицеров искали лучшей доли в стране победившего капитализма. Михаил Васильев остался верен армии.

– У меня было твёрдое убеждение – поступать в военное училище, – рассказывает Михаил Германович. – Решение это появилось ещё в школе. Военкомат занимался профориентацией, раздавал буклеты. И я решил, что буду служить именно в войсках стратегического назначения. Поступил в Серпуховское высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск. Конкурс был 5-7 человек на место, в зависимости от специальности. Многие потом побросали учёбу, в том числе и мои друзья, одноклассники. Период был сложный. Но я не из тех, кто взялся за что-то, а потом бросил.

В конце 80-х среди курсантов Серпуховского училища были представители полутора десятков национальностей со всего Советского Союза. Примерно треть – белорусы и украинцы. И это понятно, в то время дивизии стратегического назначения дислоцировались и в этих республиках. Готовили курсантов по четырём специальностям: инженер-механик, инженер-электрик, инженер-системотехник и инженер-электроник.

Михаилу хотелось быть ближе к технике, к механизмам. И он выбрал специальность инженер-механик.

Кстати, из поступивших на курс 106 человек выпустилось только 77.

Привет, Юрья!

В переломный для страны 1991 год молодой лейтенант Михаил Васильев отправился к месту службы в кировскую глухомань. Ракетная Мелитопольская дивизия дислоцировалась на границе Кировской области с Коми.

Военный городок, ныне ЗАТО «Первомайский», или Юрья-2, затерялся в дремучих таёжных лесах. Четырёх-пятиэтажные дома, сосны да ели, до Кирова – семь десятков кило-метров. Ближайший посёлок городского типа Юрья по размерам даже в сравнение не шёл со штаб-квартирой дивизии.

Не думал, не представлял вчерашний курсант, что его здесь ждёт. Лейтенант Васильев начал службу в ракетном дивизионе в должности инженера отделения группы подготовки и пуска.

На вооружении дивизии стояли подвижные грунтовые комплексы (ПГРК). Такие ракеты регулярно проходят по Красной площади на парадах в честь Дня Победы. Но на обычной службе эти комплексы колесят в совсем нецивилизованных местах.

Инженер-механик в ракетном дивизионе несёт боевое дежурство, а главное – занимается обслуживанием и эксплуатацией комплексов стратегического назначения.

– При несении боевого дежурства у нас всё было на шасси, на колёсах, – вспоминает Михаил Германович. – В машине дежурили, в машине спали, в машине ели.

Караван из автомобилей различного назначения во время полевого выхода наматывал десятки, сотни километров. Боевое дежурство могло продолжаться до 45 суток. При очередном выходе использовалось множество оборудования, за каждый агрегат кто-то нёс ответственность.

– Мы отвечали за своевременное выполнение боевой задачи в любых условиях обстановки, а также выявление неисправностей и ремонт техники в полевых условиях своими силами, если это возможно, – рассказывает бывший ракетчик. – При невозможности устранить неисправность на месте транспортировали технику в техническую ракетную базу для проведения ремонта в том числе с привлечением гражданских специалистов с заводов-изготовителей.

А в военном городке Михаила ждали жена Наталья и дочка Лена. Затем родилась и вторая дочь Лиза.

Время было тяжёлое, даже для элитных, находящихся в фокусе внимания руководства страны стратегических войск. Задержки выплаты зарплаты, бытовая неустроенность… Выручал офицерский продуктовый паёк.

– Наши дочери до сих пор не любят то, что мы тогда на складе получали: камбалу, кильку в томатном соусе, икру кабачковую, сгущёнку. Наелись в те годы, – с грустной усмешкой говорит Михаил Германович.

История любви у аптечной витрины
С будущей женой Михаил познакомился в 1976 году, когда переехал на улицу Якова Петрова, ещё дошкольником. Наташа жила через дом. Они были ровесниками. Завязалась детская дружба, но и только.

Миша учился сначала в школе № 7, окончил № 2, поступил в военное училище. Наташа после окончания школы № 5 пошла в педучилище на дошкольное отделение.

И вот курсант-ракетчик приехал в свой первый отпуск в феврале 1988 года. Уже смеркалось, когда шёл он в парадной форме с автостанции домой. И тут навстречу девушка. Наташа. Остановились и в свете аптечной витрины посмотрели друг другу в глаза.

– С этого момента для нас стало всё ясно, – вспоминает Михаил Германович. – Хотели пожениться уже летом. Но родители настояли, что надо доучиться. Тем не менее, когда я учился на третьем курсе, в феврале 1990 года мы поженились.

Молодые уехали в Серпухов, снимали квартиру. В 1991 году родилась первая дочь Елена. Жить было трудно – у Михаила денежное содержание 21 рубль 50 копеек да 10 рублей присылала мама.

А потом военный городок, вначале для жены работы не находилось. Но с годами всё устроилось.

К штабной работе – через школу

В 1998 году Михаил Васильев перешёл в военную школу младших специалистов. В то время кандидатов на вышестоящие должности в обязательном порядке переводили на работу с личным составом.

Михаил прошёл путь от командира учебной батареи до начальника штаба – первого заместителя командира учебного дивизиона. Обязанности были уже другие: принимали молодёжь, приводили к присяге, проводили курс молодого бойца, в течение месяца проводили обследование. Полторы сотни подходящих кандидатов оставались в учебке, а остальных распределяли по частям. Готовили радиотелеграфистов, специалистов систем электроснабжения, автоматизированных средств охраны.

В 2000-м году перспективному офицеру предложили перейти в штаб ракетной дивизии.

– С этого момента я уже служил в качестве офицера штаба. Причём в отделении боевой подготовки, которое непосредственно отвечает за всю подготовку дивизии, начиная от специальной, связанной с пуском ракет, заканчивая физической, огневой, строевой и другой, – рассказывает Михаил Германович.

Ракетные войска стратегического назначения находятся в постоянной боевой готовности, и ракетчики готовы к любой ситуации. В период несения боевого дежурства проводятся регулярные многократные тренировки. А раз в полгода двухнедельные учения по итогам периода обучения. Различных учений проводится настолько много, что повышенная боевая готовность воспринимается ракетчиками как обычная ситуация.

– А могут ли ракеты сами по себе полететь? – интересуюсь я.

– Однозначно – нет! – уверенно заявляет опытный ракетчик. – Очень много преград, которые препятствуют несанкционированным пускам.

Из тайги да в степи

В 2011 году Васильевых ждал новый поворот в судьбе, впрочем, обычный для офицерских семей. Прежде все служебные перемены не требовали переезда – новые должности находились в том же самом гарнизоне, в котором Михаил начал службу. Теперь нужно было переезжать в Оренбург, служить предстояло в штабе 31-й Оренбуржской ракетной армии. К слову, закончил службу подполковник Васильев в должности начальника отдела боевой подготовки этой армии.

Когда ехали в новый город, не покидало радостное удивление – какая необъятная и разнообразная у нас страна. После равнинных таёжных лесов необычно было видеть южные отроги Уральских гор, степи, где до горизонта не видать ни единого деревца.

– Мы всегда старались поддерживать связи с Городцом, но не каждый год получалось приехать, – рассказывает Михаил Германович. – Потянуло на малую родину, где я вырос. И здесь ждала меня моя мама Нина Алексеевна Рузанова, педагог с 40-летним стажем и просто прекрасная женщина. И через пару лет после выхода в отставку, мы вернулись в Городец. В Оренбурге осталась младшая дочь Елизавета, которая после окончания художественного училища работает там дизайнером. А старшая Елена тоже в Городце, она ведущий методист в ДЦ «Метеор».

Нравится передавать опыт

– Я считаю, что в этой жизни достиг всего, чего хотел, – говорит подполковник Васильев. – Сейчас я работаю старшим педагогом дополнительного образования в ГБОУ «Нижегородский кадетский корпус «Учебный центр патриотического воспитания» в д. Истомино Балахнинского района. С молодёжью заниматься мне очень нравится. Нравится общаться, передавать накопленный опыт, помогать успешно пройти непростой переходный период между школой и военной службой. Кстати, у нас прошли учебные сборы представители школ №№ 2, 4, 5, 7 г. Городца, Городецкого губернского колледжа, Тимирязевской средней школы и некоторых школ г. Заволжья.

Другие материалы в рубрике Земляки

  • Конструктор. Рационализатор. Наставник

    Одна из славных традиций нашего предприятия – чествование лучших моторостроителей – лауреатов заводской премии в области науки и техники имени Л.М. Полякова. Такие торжества на Заволжском моторном заводе проходят в канун Дня машиностроителя.

  • «Мы хотим быть похожи на вас!»

    – Когда наши дети так говорят, тогда мы счастливы, – утверждают супруги Дёмины. – Значит не зря 15 лет назад родилась наша семья.

  • Судьба с завитком хохломы

    Я хочу рассказать о своей старшей сестре Александре Степановне Брюхачёвой (Веселовой). Для всей нашей большой родни её жизнь длиною в 90 лет является хорошим примером.

  • Любовно светит в сердце Городец

    В каждом городе, районе, посёлке есть люди, чьи имена навеки запечатлены в истории родного края. И, конечно же, немало таких людей можно встретить в Городце. Проходят они по извилистым городецким улочкам, по высокому волжскому берегу – порой неузнанные, неприметные. Хотя заслуги некоторых искрами выдающихся дел разлетаются далеко за пределы района. Например, профессор Михаил Константинович Треушников. Судьба увела его от родной земли, но ни годы, ни километры дорог не оборвали связь с малой родиной.

  • Кто жил в старом доме?

    Заброшенный небольшой домишко держится на честном слове. Двор наклонился в одну сторону, сруб – в другую, заборчик перед ним – уже практически труха. Только наличники ещё сохраняют остатки былой красоты. Многие ли из тех, кто проходит мимо по дорожке, остановятся и посмотрят, задумаются, а кто жил в этом доме, что помнят эти дряхлые стены? Конечно, не многие. А между тем, история именно этого дома, который стоял на ул. С. Лазо, известна.

  • Горе остаётся, а жизнь идёт

    В январе этого года Валентина Викторовна Сметанина отметила юбилей. Про свою жизнь она рассказывает очень скромно: «Ничего особенного, как и все. Окончила школу, работала, вышла замуж, родила троих детей…» И тут она остановилась, ком в горле не давал говорить.

  • Роман со школой

    Золотятся или краснеют клёны, усыпают узорочьем асфальт; льют унылые, монотонные осенние ливни; наметает пурга сугробы; бегут шаловливые ручейки в весенние овраги; подёргивается нежно-зелёной дымкой парк вокруг школы и обрастает густой листвой – совершает свой круговорот природа, путешествуя по четырём временам года.

  • Ты, моряк, красивый сам собою!

    На долгом жизненном пути Никифора Петровича Смирнова было немало трудностей и невзгод: и голод, и холод, босоногое детство, испытания военных лет… Но они не сломили его, и в свои преклонные годы ветеран удивляет силой духа, он всё так же добр, улыбчив и полон оптимизма.

  • Детство под бомбами, или когда граната становится игрушкой
  • Память, ты же можешь...
Читай газету первым

Оформи электронную подписку

Политика и власть

Общество

Живёт село

Дети - наше будущее

Заволжье сегодня

Культура и туризм

Люди

Спорт