slide5 slider2 slide3 slider1

В условиях коронавируса: о работе больницы и льготных лекарствах

Редакционный проект «Мы родом из детства, в котором война…»

Городец стал победителем Всероссийского конкурса «Малые города и исторические поселения-2020»

День древнего города

Новости

ВСЕ НОВОСТИ

Социальные сети




Интерактивная карта нацпроектов

Сад памяти

Рубрика:
Раздел: Люди

Нелёгкая судьба труженицы тыла

  • Четверг, 17 Октябрь 2019 08:32
  • Прочитано 892 раз
  • Печать
Анисья Степановна с братом Михаилом Анисья Степановна с братом Михаилом

Деревня Карлово расположена севернее села Бриляково. Тропинка ведёт через деревню Пест-ряково, крутой спуск к Пестряковской речке, мостики через ручьи. Местность красивая – «курортная зона». Справа густой смешанный лес, который растёт с обеих сторон глубокой балки, по дну которой протекает речка. Особой красотой отличается высокий и крутой левый склон балки. Раньше это было излюбленное место для катания на санках и называлось «Наши Карпаты». Пройдя более одного километра и минуя третий мостик, выхожу на восточную околицу деревни.

С левой стороны расположен небольшой уютный домик, где и проживает единственная постоянная жительница деревни Анисья Степановна Григорьева. Деревня хорошо смотрится за счёт образцовых дачных домов. Летом с Анисьей Степановной проживает брат Михаил – житель города Заволжья.

Чётко налажена служба и по обслуживанию пенсионеров. За Анисьей Степановной закреплена социальный работник Наталья Лукичёва, которая приносит всё необходимое, делает уборку в доме.

Анисья Степановна родилась 5 февраля 1928 года в деревне Карлово в большой многодетной семье. Родители Степан Фёдорович и Евдокия Ивановна воспитывали пятерых детей: троих сыновей Якова, Николая, Михаила и двух дочерей Анисью и Федосию.

По рассказу Анисьи Степановны, до Великой Отечественной войны жилось хорошо, тяжело было в военные годы и всех труднее было выживать в 1946-48 годы.

Колхоз был бедный. На трудодни почти ничего не давали. Косить для своей коровы разрешали только в сентябре. Бывали случаи: разделили косяки, скосили, а ночью валки снегом занесёт!

Работать заставляли на совесть. Лодырей и неумех протаскивали в стенгазете «Прожектор».

Анисья в 1938-м окончила 4 класса Бриляковской школы и пошла работать вместе с мамой в полеводческую бригаду. Детские трудодни тогда записывали на родителей. Самой трудоёмкой культурой был лён. После посева по всходам льна ходили строем, опыляли лён древесной золой против блохи, так что тучи зольной пыли покрывали одежду, лицо и руки чернели, белели только зубы…

Лён дважды пололи вручную, теребили, собранную льносоломку вязали в снопы, составляли в «бабки». Когда лён немного подсыхал, его увозили на быках на ток, снопы колотили деревянными вальками. Льносоломку расстилали по траве. Льняную тресту поднимали, ставили в «шиши». Льносемя веяли на веялке с ручным приводом. Тресту мяли на вальцах вручную, отделяя костру от льноволокна. Трепали лён с помощью деревянных «трепал», получали кудель, который потом сдавали на льнозавод.

Бригадир часто посылал полеводов отрабатывать «принудиловку» на ферму – подменять уходчиц (так называли работниц, ухаживающих за коровами). Труд там был архитяжёлый. Всё вручную: огромной бадьёй из колодца начерпать воды, наполнить ёмкости, растопить печи в кубовой. На себе таскали грубые корма, в вёдрах разносили пойло.

Норма закрепления была десять коров на человека. Коров содержали в хлевах. Надо было вычистить хлева, очистить животных, накормить, напоить, вручную подоить, напоить телят. И так весь день в труде.

С двенадцати лет Анисья стала работать на быке. Хороших лошадей забрали на войну, а клячи от скудного кормления гнилой осокой работать не могли. Быки были озорные и упрямые, могли устроить любую беду: свернуть с дороги и пойти к реке или лечь и не вставать.

– Работали на быках все подростки 12-14 лет. Так что мы на быках горе мыкали! С одеждой и обувью было плохо – ходили в лаптях. Голода и лиха хватили – будем помнить до конца жизни! – рассказывает Анисья Степановна. – Свои усады боронили бороной «зигзаг». Привязывали три верёвки и втроём тащили тяжёлую борону. Особенно плохо было с хлебом. Наш усад – 39 соток, из них 19 соток под картошку, а 20 соток под рожь.

Деревню Карлово и всю округу выручала мощная ветряная мельница, которая стояла за околицей в 30-ти метрах от края усадов. Там ютился увечный мужичок, который следил за порядком и помогал «бить забои». Кроме жерновов для размола зерна мельница имела привод на вал-толчею, который приводил в движение песты. В ступы засыпали поджаренное льносемя, и песты сбивали его. После чего измельчённое семя помещали в форму и выжимали масло на прессе. Была запись очерёдности на забои.

– Чтобы не умереть с голоду, промышляли, как могли: подешевле покупали в деревне Шмагрино глиняную посуду и зимой на санях возили за Линду и рядом стоящие деревни – меняли на зерно, – продолжает свой рассказ Анисья Степановна. – Льняное масло отвозили на санках в Чкаловск, меняли на льносемя. В результате такого обмена жмых (дуранда) оставался нам на еду – деликатес! По весне ходили по полям, собирали картошку – «крахмал» – смешивали с льняной мякиной, с «пыжом» (клеверной мякиной), добавляли древесных толчёных гнилушек, замешивали, пекли лепёшки и ели.

Отец Степан Фёдорович Григорьев прошёл всю войну и, вернувшись с фронта, стал работать в колхозе, а также трудился на мельнице. Однажды спутали очередь забоев льносемени, и на отца житель села Бриляково написал донос, где оклеветал его, сообщив, что у него есть золото. Прибыла комиссия для описи имущества, но члены комиссии удивились: брать было у бедняков нечего! Душили натурналоги: надо было сдать за год 250 литров молока, 50 шт. яиц, 40 кг мяса, подписаться под облигации и т.д.

– Отца забрали, посадили в тюрьму на три года в г. Ангарск, а потом он так и остался жить в Сибири, лишь изредка навещая свою семью. Так мы остались без отца, – вспоминает А.С. Григорьева.

На одном энтузиазме без оплаты труда многие работали через пень колоду. И когда в колхозе в 1966 году была введена гарантированная денежная оплата, стало интересно работать.

После 1969 года укрупнённый колхоз им. Дзержинского стал бурно развиваться. Государство для развития сельского хозяйства выделило огромные кредиты сроком на 25 лет, а в дальнейшем все долги списали. Никто в город тогда не рвался. Была достойная зарплата, давали квартиры.

Анисья Степановна в те годы работала в животноводстве, ухаживала за телятами. Работу свою любила всей душой. Результаты радовали. За свой труд она имела благодарности и поощрения. В 55 лет А.С. Григорьева ушла на заслуженный отдых.

– Жить пенсионерам сейчас очень хорошо. Пенсию и всё необходимое приносят домой, социальные работники помогают, прибираются в комнатах. На зиму меня забирает к себе в Нижний Новгород праплемянник Михаил, так что я счастлива, – говорит Анисья Степановна. – Мои родные и добрые люди заботятся обо мне. Дай Бог им крепкого здоровья, счастья и успехов во всём!

А. Ивонтьев, внешт. корр.
Фото автора

Другие материалы в рубрике Земляки

  • Судьба с завитком хохломы

    Я хочу рассказать о своей старшей сестре Александре Степановне Брюхачёвой (Веселовой). Для всей нашей большой родни её жизнь длиною в 90 лет является хорошим примером.

  • Любовно светит в сердце Городец

    В каждом городе, районе, посёлке есть люди, чьи имена навеки запечатлены в истории родного края. И, конечно же, немало таких людей можно встретить в Городце. Проходят они по извилистым городецким улочкам, по высокому волжскому берегу – порой неузнанные, неприметные. Хотя заслуги некоторых искрами выдающихся дел разлетаются далеко за пределы района. Например, профессор Михаил Константинович Треушников. Судьба увела его от родной земли, но ни годы, ни километры дорог не оборвали связь с малой родиной.

  • Кто жил в старом доме?

    Заброшенный небольшой домишко держится на честном слове. Двор наклонился в одну сторону, сруб – в другую, заборчик перед ним – уже практически труха. Только наличники ещё сохраняют остатки былой красоты. Многие ли из тех, кто проходит мимо по дорожке, остановятся и посмотрят, задумаются, а кто жил в этом доме, что помнят эти дряхлые стены? Конечно, не многие. А между тем, история именно этого дома, который стоял на ул. С. Лазо, известна.

  • Горе остаётся, а жизнь идёт

    В январе этого года Валентина Викторовна Сметанина отметила юбилей. Про свою жизнь она рассказывает очень скромно: «Ничего особенного, как и все. Окончила школу, работала, вышла замуж, родила троих детей…» И тут она остановилась, ком в горле не давал говорить.

  • Роман со школой

    Золотятся или краснеют клёны, усыпают узорочьем асфальт; льют унылые, монотонные осенние ливни; наметает пурга сугробы; бегут шаловливые ручейки в весенние овраги; подёргивается нежно-зелёной дымкой парк вокруг школы и обрастает густой листвой – совершает свой круговорот природа, путешествуя по четырём временам года.

  • Ты, моряк, красивый сам собою!

    На долгом жизненном пути Никифора Петровича Смирнова было немало трудностей и невзгод: и голод, и холод, босоногое детство, испытания военных лет… Но они не сломили его, и в свои преклонные годы ветеран удивляет силой духа, он всё так же добр, улыбчив и полон оптимизма.

  • Детство под бомбами, или когда граната становится игрушкой
  • Память, ты же можешь...
  • Мама. Бабушка. Учитель!

    В жизни каждого из нас есть определённые даты, отмеченные тем или иным важным событием, значимой вехой, словно верстовые столбы или годовые кольца на распиле ствола дерева.

  • Крестьянскому роду нет переводу!

    В гостях у бриллиантовых юбиляров супругов Клепиковых.

Подписка

Заявка на выход из дома

СТАТИСТИКА COVID-2019

Спецпроекты

 



Читай газету первым

Оформи электронную подписку

Политика и власть

Общество

Живёт село

Дети - наше будущее

Заволжье сегодня

Культура и туризм

Люди

  • Около 40 лет назад его документальные фильмы занимали призовые места на кинофестивалях любительского кино, становились лауреатами многих конкурсов. За свою жизнь Юрий Сергеевич Быстров создал две любительские киностудии – «Волна» при ДК речников ГСРМЗ и «Поиск» при ДК города Заволжья. Снял со студийцами 10 документальных фильмов, один игровой фильм-сказку «Сон приключений».

  • Рубрика: Земляки

    Я хочу рассказать о своей старшей сестре Александре Степановне Брюхачёвой (Веселовой). Для всей нашей большой родни её жизнь длиною в 90 лет является хорошим примером.

  • Друзья! Спешим поделиться с вами радостной новостью! Публикация о поисковой акции музея истории г. Заволжья «История старой фотографии» («Городецкий вестник» № 24 от 27 марта 2020 года) получила продолжение. Наши поиски увенчались успехом.

  • Рубрика: Воспоминания

    Я – дочь солдата. Мой отец Михаил Матвеевич Ильин был призван на военную службу в декабре 1939 г. рядовым. Воевал на фронтах финской и Великой Отечественной войн. Сражался в самых кровавых битвах – под Москвой в составе 1 отдельного лыжного батальона 1 гвардейской дивизии Западного (Московского) фронта, затем – в 3 танковой бригаде Воронежского фронта и 58 гвардейской танковой бригаде 8 танкового корпуса 1 Белорусского фронта.

  • Рубрика: Земляки

    В каждом городе, районе, посёлке есть люди, чьи имена навеки запечатлены в истории родного края. И, конечно же, немало таких людей можно встретить в Городце. Проходят они по извилистым городецким улочкам, по высокому волжскому берегу – порой неузнанные, неприметные. Хотя заслуги некоторых искрами выдающихся дел разлетаются далеко за пределы района. Например, профессор Михаил Константинович Треушников. Судьба увела его от родной земли, но ни годы, ни километры дорог не оборвали связь с малой родиной.

Спорт