Новости

ВСЕ НОВОСТИ

Социальные сети




Раздел: Общество

Под золотой напев листвы

  • Вторник, 26 Сентябрь 2017 09:07
  • Прочитано 714 раз
  • Печать

Сосновая посадка насквозь пронизана солнцем. Мягкие янтарные блики дремлют на хвое. Увядающие конуса берёз золотой насечкой вкраплены в тёмную зелень толпящегося поодаль взрослого сосняка. Палые листья медленно плывут в воздухе, беззвучно оседая на поникшие травы.

Временами кажется, что жаркое и сухое лето, уже ушедшее в небытие, вновь вернулось, одарив этот слякотный месяц небывалым теплом.

Хотя я и скольжу меж рядов сосенок медленно и неслышно, но спина под потёртой кожанкой начинает неуклонно взмокать. Из-под фуражки на лоб сползают капельки пота. Градусов двадцать тепла будет. Но не надо быть ясновидящим, чтобы понять: погостит в наших краях эта благодать ещё несколько дней – и всё. Подует северный ветер, обрывая одежды растений, нагоняя табуны хмурых туч. Начнут те проливать студёные слёзы над обречённой землёй, а то и раннего снежку подбросят…

В конце лета, после спокойных дождей, здесь за считанные дни нарождается масса маслёнка. Множество народа шастает тогда окрест, и ни один не уходит пустым. Но изобилие маслят, коли смотреть в перспективу, – явление временное, недолговечное. Пройдёт лет пять-шесть, сомкнутся пушистые кроны – и поминай как звали склизкие ароматные грибки…

Последние маслята уже не залезают под подолы сосновых сарафанов. Они, как и первые майские разведчики, норовят вырасти на отскоке: в старой колее, на поросшей мхом проплешине. Но и там обнаружить гриб непросто. Низкорослый, приземистый, он зачастую так сливается с окружающим фоном, что нужно долго вглядываться под ноги, чтобы впопыхах не раздавить схоронившегося от глаз гномика. А наклонившись, с удивлением отмечаешь, что он, оказывается, здесь не один. Несколько его родственников, как правило, отираются поблизости.

Я пробираюсь по безмолвной посадке, а под ногами задумчиво шуршат сухие травы. Колючие ветви сосенок подаются вперёд, тихонько взвизгнув, отлетают назад, обдавая ноздри запахом живицы. В бледной лазури изредка раздаются бодрые колокольчики пролетающих чечёток. А я собираю грибы, попутно отбивая земные поклоны лесу, небу, солнцу. Общение с природой давно стало для меня столь же необходимым, как и потребность дышать. Слова любви и признательности рождаются в глубине зашедшегося в сладкой истоме сердца, и всё окружающее отвечает мне тем же…

На многое я не претендую, ведь свал маслёнка давно уже закончился. И лишь только заполнится прихваченная с собой небольшая корзиночка, я покину разомлевший под солнцем пансион благородных хвойных девиц.

Золотистые блики опочили на пожухлых стеблях. Золотистые листья, сошедшие с берёзовых стапелей, отважными корабликами оседлали волны серебристого травяного океана.

Как хорошо сидеть на тёплой земле, прислонившись спиной к берёзовому стволу, сколько минувших встреч вспоминается в такие минуты!

Вот и пару дней назад я сидел, щурясь на ласковое солнышко, только места были иные. Но и там, раззадоренные последними тёплыми лучами, появлялись из-под земли таинственные невидимки, и так же тёк с берёз золотой лист. А свежий ветерок, шныряющий среди ветвей, заставлял листву, ещё не пустившуюся в полёт, петь на каком-то неведомом языке. Не понимая в совершенстве слов этой песни, я всё же мог уловить основную её суть. Там пелось о тленном и о вечном, о горестном и необычайно прекрасном, о неизбежном угасании и предначертанном грядущем возрождении. И так чарующ был этот золотой напев листвы, что разум мой готов был оставить бренную оболочку – и нестись прямиком к Порогу Вечности…

Малый пёстрый дятел, недомерок размером с воробья, прилепившись к иссохшей вершине сосны, начинает выбивать свои негромкие марши. Мерное, ритмичное постукивание, словно долгожданный стук в ночное окно, пробуждает от грёз, возвращает к действительности. Пора и до дому!

Серебристая лента асфальта, изгибаясь гигантским ужом, неуклонно тянется к западу. Она глубоко режет приузольскую пойму; превратившись в мост, перескакивает задумчивую Узолу; кряхтя, вползает на пологий склон близ Налескина.

В конце подъёма я останавливаюсь передохнуть, цепко вглядываясь с верхотуры в тёмные стены заузольских лесов, в светлые пятна увядающих рощ, в тянущиеся вдоль дороги лесополосы. Ветра по-прежнему нет, и листва, кажется, молчит. Но я знаю, что это не так! И не ушами, а самою душой я улавливаю её прощальный тихий шёпот:

– Не забывай моей песни, друг!

Михаил ЗЕВЕКЕ
Фото автора

Другие материалы в рубрике Заметки натуралиста

  • Невидимки еловых боров

    Блёклый луг дождём осенним вымок,
    И леса завалены листом.
    Я иду на поиск невидимок,
    Что в чапыгах водятся гуртом.
    Где стеной смыкаются туманы,
    В елово-берёзовой глуши,
    Схоронившись, словно партизаны,
    Прячут в листьях шляпки черныши.

  • Глухие ропоты дождей

    Долгожданный месяц август вновь пришёл на городецкую землю. Однако гриба в лесах – кот наплакал. И это после прошлогоднего изобилия, сделавшего чрезвычайно разборчивыми и последних дилетантов!

  • Куличок с ноготок

    Жаркие лучи солнца заливали округу. Шли последние дни мая, и жизнь, вернувшаяся на волжские берега, бурлила во всём своём многообразии. Истошно орали тёмноголовые мартыны, с криками кружились в поднебесье сизые чайки, а ещё выше, над ними, парил в восходящих потоках воздуха чёрный коршун.

  • Весенние барабанщики

    Вот и апрель пожаловал в наши края. Теплеет день ото дня. Бездонное и безоблачное небо над головой. Развезло просёлки, обнажилась тёмная, раскисшая пашня, разнежилась, томно парит под яркими апрельскими лучами. Лишь кое-где, в тени, лежат островки ноздреватого, умирающего снега…

  • Последний оплот

    Здесь сосны и ели выше
    Иных человечьих душ.
    Авдеевский лес всё слышит:
    Не бог весть какая глушь!
    Мудрейший ведун-целитель.
    Простяга – с любым на «ты»,
    Авдеевский лес – хранитель
    Гармонии красоты...

  • Еловая синица

    Вот и ноябрь, угрюмое предзимье. То прояснеет небосвод, прихватит поблёкшие травы лёгким сереб-ристым морозцем, то набегут низкие тучи, повалит густыми хлопьями мокрый снег, незаметно переходящий в моросящий промозг-лый дождь. Кончится дождь, воцарится безветрие, повиснет над лесами холодный осенний туман…

  • Пленница болотной зыби

    Шепчут листья несмело
    Об осенней беде.
    К дальним кочкам, умело,
    Вброд по тёмной воде.
    Там, на мхах на белесых,
    Словно как напоказ,
    Даром щедрого леса
    Клюква радует глаз.

  • Новосёлы замшелых пней

    Опята вновь седлают пни,
    Гурьбой лесины покоряя,
    И всё прозрачней, звонче дни,
    В тепле, однако же, теряя.
    Печальный лист осин дрожал,
    И лес ещё зевал спросонок,
    А я в руках уже держал
    Трофей осенний – гриб-опёнок.

  • Барсучок

    Ненастное и прохладное лето, достигнув своего календарного апогея, тихо пошло на спад. И, словно бы желая наверстать упущенное, природа подарила несколько ясных, погожих дней… 

  • Рождённые в колыбели

    Тёплый, погожий денёк. Тихая, нежащаяся под солнцем старица – прибежище всевозможной околоводной живности: от ужей и лягушек – до хозяйственных ондатр, возводящих в дальних её уголках хатки из стеблей рогоза. Но больше всего здесь птиц. Летают, плавают, шныряют по зарослям, поют, кормятся, строятся, выясняют отношения. Гармония дикой природы, особенно если наблюдать это с приличного расстояния…

Читай газету первым

Оформи электронную подписку

Политика и власть

Общество

Живёт село

Дети - наше будущее

Заволжье сегодня

Культура и туризм

Люди

Спорт