Новости

ВСЕ НОВОСТИ

Социальные сети




Раздел: Люди

Памяти В.А. Мануйлова

  • Вторник, 09 Октябрь 2018 16:26
  • Прочитано 61 раз
  • Печать
В.А. Мануйлов, 1950-е гг. В.А. Мануйлов, 1950-е гг. Фото с сайта literatura5.narod.ru

4 сентября 2018 года исполнилось 115 лет со дня рождения В.А. Мануйлова (1903-1987), советского литературоведа, мемуариста, сценариста, профессора, доктора филологических наук. Он известен, прежде всего, как пушкинист и лермонтовед, автор более сорока книг и двухсот научных и популярных статей в журналах, сборниках и альманахах.

В честь Дня учителя хочется рассказать об этом замечательном человеке, у которого мне довелось учиться. Наша дружба продолжалась потом долгие годы.

Впервые мы, студенты Ленинградского библиотечного института им. Н.К. Крупской, увидели Мануйлова в сентябре 1955 года. Этот невысокий полноватый человек резво поднялся на кафедру, глянул на нас сквозь очки добрыми голубыми глазами и весело произнёс: «Здравствуйте! Меня зовут Виктор Андроникович. «Андроникович» пишется с одной буквой «н». Но если вы даже напишите три, я не обижусь».

На нашем потоке Мануйлов читал курс «Введение в литературоведение», а на другом – историю русской литературы XIX века. Многие наши студенты сбегали слушать эти лекции. Читал он блистательно, а также вдохновенно вёл семинары и практические занятия.

Захватывающими были его занятия по теории стихосложения. Как-то, говоря о сонете, он спросил нас: «А Пушкин писал сонеты?» Мне вдруг вспомнилась фраза: «Суровый Дант не презирал сонета…» – и я тихонько её произнесла. «Правильно, – сказал Мануйлов. – А кто написал музыку на 123-й сонет Петрарки?». «Ференц Лист», – почти прошептала я. Тут он глянул на меня внимательно и даже несколько удивлённо и сказал: «А Вы кое-что знаете!»

На экзамене мне, как по заказу, достался вопрос о поэзии Лермонтова. Помню, анализировала стихотворения «В полдневный жар в долине Дагестана…» и «Спеша на север издалёка…». Виктор Андроникович поставил мне «отлично» с плюсом.

Больше он ничего у нас не преподавал, но общение наше не прекратилось. В институте Мануйлов вёл литературно-творческий кружок, который был популярен во всём городе. На занятия слушателей набивалась полная аудитория – всем известная 303-я, которую мы называли «пушкинской», т.к., по преданию, именно здесь, в бывшем парадном зале старинного особняка, любил танцевать поэт. К Мануйлову приходили студенты даже из других институтов. Виктор Андроникович поощрял их к творчеству, многие писали стихи, а потом все вместе их анализировали.

Помню, как на одном занятии кружка Мануйлов рассказывал о Сергее Есенине, с которым был дружен с 1921 года. Кто-то из литературоведов даже считал, что последнее стихотворение великого поэта «До свиданья, друг мой, до свиданья…» посвящено не В. Эрлиху, а В. Мануйлову. На вопросы об этом Виктор Андроникович неизменно отвечал: «Нет-нет. Не думаю».

Говоря о поэте, он никогда не называл его Сергеем или Серёжей, хотя разница в возрасте у них была не очень большая, а произносил всегда с величайшим почтением – Сергей Александрович. Так было и на том занятии. Помню момент, когда он сел, сцепил пальцы рук, положил на колени и, глядя куда-то, словно бы в себя, глуховатым голосом начал: «Отговорила роща золотая…» Позднее, услышав звукозапись с голосом С. Есенина, я поняла, что Виктор Андроникович читал очень похоже.

Студенты Мануйлова обожали, а девушки влюблялись, хотя он вовсе не был красавцем. Ходили слухи о его романах со студентками, но он говорил: «Я – всех и ничей».

Меня всегда поражала его душевная отзывчивость, то, что он никого не забывал, относился с неизменным уважением к каждому, независимо от должности и общественного положения. Как это у него получалось?

Виктор Андроникович очень многим помогал, чем мог. Так, меня он пробовал по окончании института устроить работать в Пушкинский заповедник в Михайловском, обратившись к его директору С.С. Гейченко. К сожалению, задуманное не получилось по моим семейным обстоятельствам. Подумать только – люди, известные на всю страну, находили время и возможность заниматься делами какой-то студентки!

После окончания института я была направлена на работу в Горьковскую областную библиотеку. Виктор Андроникович дал мне письмо к своим друзьям, где рекомендовал меня как особу, «имеющую литературные склонности и способности». Знакомство с семьёй потомственных нижегородских интеллигентов очень облегчило и украсило годы моей жизни в Горьком.

Нашему многолетнему общению с Виктором Андрониковичем в немалой степени способствовало то, что мы оба оказались меломанами. Не забыть ажиотаж в связи с Первым международным конкурсом им. П.И. Чайковского в 1958 году. Я доставала входные, самые дешёвые билеты в Ленинградскую филармонию (Мануйлову было некогда), и мы наслаждались музыкой. После одного концерта в Малом зале я познакомила Виктора Андрониковича с блиставшим в те годы пианистом В. Ашкенази, которого хорошо знала.

Дорогие воспоминания юности, они всегда в сердце… Передо мной лежит программка концерта 1960 года в Большом зале филармонии, посвящённого юбилею великого композитора Ф. Шопена. Тогда для Мануйлова я достала билет в партер, а сама притулилась на хорах, за колонной. После окончания спускаюсь с хоров и в толпе выходящих из партера вижу Виктора Андрониковича. Он скользнул по мне потемневшими глазами, пробормотал: «Какой художник! Какой художник!» – и побрёл по лестнице вниз к раздевалке. Такое ошеломляющее впечатление произвёл на него В. Ашкенази, исполнивший в тот вечер второй концерт Шопена.

Виктор Андроникович всегда поощрял мои занятия музыкальной библиографией и нотографией. Именно он подсказал идею создания справочника по творчеству композитора А.П. Петрова, что я и осуществила. Разумеется, послала ему экземпляр, на что он ответил письмом: «5 июня 1977 года. Ленинград. Милый мой дружочек, дорогая Ольга Степановна! Ваш драгоценный подарок, нотографию А.П. Петрова, получил с некоторым опозданием, так как нахожусь в Ленинградской больнице Академии Наук…» Он был тогда тяжело болен, но всё-таки нашёл в себе силы ответить, потому что знал, как важна для меня его поддержка.

С 1977 года Виктор Андроникович в течение нескольких лет весной и летом приезжал в Горький, где лечился в областной больнице у профессора В.Г. Вогралика. Лечил астму, которая мучила его со времён ленинградской блокады, и другие хвори. Я и мои друзья возили ему городецкую воду в трёхлитровых банках. Сохранилось такое письмо: «16 мая 1985 года. Горький. Спасибо, милая Олечка, за предупредительные заботы. Войдя в новую 222 палату, увидел сразу вашу чудо-воду и воспрял духом…»

Несмотря на слабеющее здоровье и катастрофически ухудшающееся зрение, в конце 70-х – начале 80-х годов Виктор Андроникович продолжал очень интенсивно работать. Был вдохновителем, одним из авторов и главным редактором «Лермонтовской энциклопедии».

В 1984 году вышел его сборник «Стихи разных лет. 1921-1983» (Л., 1984). Он подарил мне книгу со следующей надписью: «Милой Ольге Степановне, Олечке с любовью от старика Мануйлова, который ещё не сдаётся. 23 мая 1984. Горький». Стихи Виктор Андроникович писал с юности, но по своей скромности почти не публиковал их. А стихи-то замечательные!

Берегу и ещё один подарок – книгу, написанную в соавторстве с Л.Н. Назаровой – «Лермонтов в Петербурге» (Л., 1984). На ней трогательное обращение: «Милой Ольге Степановне Новиковой с многолетним содружеством и сожалением, что мы не однокашники, но, к счастью, есть и другие измерения в области сердца. В. Мануйлов. 1 июня 1985. Г. Горький».

Мы часто говорили о моих занятиях, в том числе нотографией Пушкинианы. Он меня неизменно поддерживал, советовал, т.к. хорошо знал наследие великого поэта, был одним из руководителей Пушкинского общества, участвовал в подготовке издания к столетию со дня смерти поэта.

Однажды речь зашла о том, какой, по его мнению, должна быть Пушкинская энциклопедия. Мануйлов почему-то считал, что она должна включать не менее 17 томов. Однажды он буквально надиктовал мне свои соображения о её структуре, объёме, наполнении. Я спросила, зачем он всё это мне наговорил, и услышала в ответ: «Разве я не могу сделать Вам подарок?» Эти его «тезисы» до сих пор хранятся у меня в одной из старых записных книжек.

В повседневном общении и быту Виктор Андроникович был прост, доступен и непритязателен. Помню, как однажды довелось побывать в его коммунальной квартире на 4-й Советской улице в Ленинграде. Большая комната была вся уставлена стеллажами книг, книги лежали на подоконниках, стульях, на рояле и даже на полу. Про рояль Виктор Андроникович сказал: «Он старый, но голос у него хороший».

Рядом была комнатушка, где стояло нечто вроде маленькой кушетки, на которой он, видимо, спал. На стенах, представьте, висели акварели М. Волошина! У окна – столик с электроплиткой и другими кухонными принадлежностями. Виктор Андроникович угостил меня обедом. Помню, на моих глазах он отжал в рис лимон и предложил попробовать. Всё оказалось очень вкусным. Так я узнала про то, что Виктор Андроникович был большим знатоком кулинарии. Говорят, он был ещё и хиромант, но с этим его талантом мне столкнуться не довелось.

В 1986 году он уже не приехал в Горький лечиться, хотя и собирался. 16 января он писал: «Я держусь и много работаю. С Людмилой Львовной (Л.Л. Ганзен, его помощница – прим. О.Н.) сдали в издательство книгу моих воспоминаний, но до её выхода в свет надо ещё запастись терпением. Конечно, что-то, может быть и самое интересное, будет сокращено. Впрочем, редактор у меня доброжелательный».

Потом пришло ещё три письма, из которых было ясно, что есть большие проблемы со зрением, а силы стремительно убывают. Последнее письмо датировано 20 марта 1986 года. При этом из писем видно, что Виктор Андроникович продолжал много работать.

А затем пришло письмо от Л.Л. Ганзен, в котором она сообщила, что 1 апреля Виктор Андроникович слёг.

После этого только в мае моя подруга из Ленинграда сообщила, что Мануйлов лежит в Бехтеревском институте. У него был микроинсульт, и он никого не узнаёт. Находится в тяжёлом положении. Горестно было это узнать…

А потом пришло известие о кончине Виктора Андрониковича 1 марта 1987 года. Похоронен в Комарове, как и хотел, рядом со многими знаменитыми людьми, его друзьями и знакомыми.

Ученик В. Иванова, друг С. Есенина и А. Ахматовой, а также многих-многих знаменитых современников, большой учёный В.А. Мануйлов был исключительно добрым и светлым человеком. Общение с ним – одно из самых дорогих и сердечных воспоминаний моей жизни.

Все открытки, письма, книги с дарственными надписями я храню, пересматриваю, перечитываю, и на душе становится легче, теплее. Когда я думаю о нём, на память приходят пушкинские строки:

«Наставникам, хранившим юность нашу,
Всем честию, и мёртвым и живым,
К устам подъяв признательную чашу,
Не помня зла, за благо воздадим».

Ольга Новикова

Читай газету первым

Оформи электронную подписку

Политика и власть

Общество

Живёт село

  • Рубрика: История села

    Как рассказали нам глава Смольковской администрации С.П. Пестов и учитель истории, заведующая школьным музеем Н.Ф. Сташкина, село Смольки образовалось при слиянии в одно поселение трёх деревень: Трегубово, Кляфино и Смольки. У села до революции было второе название – Федосино. 

  • Мечты молодых жителей с. Смольки о спортивной площадке в жилом микрорайоне скоро осуществятся.

  • Рубрика: Развитие села

    Газификация села – дело не быстрое, но осуществимое. Постепенно голубое топливо приходит во всё новые уголки нашего района. Сейчас долгожданные удобства готовятся получить жители д. Чередково и п. Первого мая Николо-Погостинского сельсовета.

  • Рубрика: Клуб 7000

    Рекордные надои получили в 50 хозяйствах региона по итогам 2015 года. Об этом заявил министр сельского хозяйства и продовольственных ресурсов Нижегородской области А.И. Морозов на областном слёте операторов машинного доения «Клуб 7000», который прошёл в городском округе городе Бор.

  • Рубрика: Земляки

    Есть великое призвание – чувствовать душу земли, заботиться о ней и обихаживать, а выращенные на ней щедрые дары считать своим детищем. Так же, как и устремляющийся вверх росток неотделим от поля, жизнь начальника управления сельского хозяйства администрации Городецкого района Любови Владимировны Бубновой неразрывно связана с судьбой тружеников села, сложным и большим агропромышленным комплексом района. 

Дети - наше будущее

Заволжье сегодня

Культура и туризм

Люди

  • 4 сентября 2018 года исполнилось 115 лет со дня рождения В.А. Мануйлова (1903-1987), советского литературоведа, мемуариста, сценариста, профессора, доктора филологических наук. Он известен, прежде всего, как пушкинист и лермонтовед, автор более сорока книг и двухсот научных и популярных статей в журналах, сборниках и альманахах.

  • Первый учитель, за этими простыми словами стоит большая любовь к своему делу, преподавательский долг и целая жизнь, посвящённая детям. Настоящий учитель учит ребёнка не только русскому языку и математике, но и умению найти себя в этом сложном мире. Учитель должен быть умным и понимающим, добрым и строгим, открытым и мудрым.

  • Летний вечер, уже стемнело, на город опустилась прохлада. Я возвращался с прогулки. Возле стадиона увидел, как несколько человек прощаются друг с другом. До моих ушей донеслась странная фраза: «Привет, Мадагаскар!», и двое перешли дорогу на мою сторону. В одном из них я узнал художника Виктора Ануфриева.

  • Рубрика: Вечер памяти

    Пятого августа 2017 года скончался нижегородский журналист, заслуженный работник культуры Российской Федерации, Почётный гражданин Городецкого района Сергей Петрович Чуянов. В первую годовщину этой даты в музее «Дом графини Паниной» состоялся вечер памяти.

  • Рубрика: Земляки

    Не перестаю удивляться, насколько богата Городецкая земля замечательными мастерами, творческими людьми, способными своими руками создавать и творить поразительную красоту. Сегодня мы представляем доброго и талантливого человека, мастера резьбы по дереву, поэта, участника палеонтологических и исследовательских экспедиций Юрия Куваева.

Спорт